Окунуться в синь эмоций-2

Ирин КаХр
Ирин КаХр

16.02.2018 10:50:18

Собираясь на спектакль "Стеклянный зверинец", я естественно не могла не полюбопытствовать о содержании, просто, чтобы знать, что именно мне предстоит смотреть. И честно сказать, прочитанное не вдохновило меня. От слова - совсем.


Америка, тридцатые годы прошлого столетия, депрессия, и семья, которая пытается выживать в непростых условиях.


Мать, муж, которой сбежал на флот, занимающаяся домашним бизнесом, прародителем сетевого маркетинга, сын работающий в обувном магазине, потому что семье нужны деньги, но ненавидящий свою работу, и дочь, девушка в результате болезни ставшая инвалидом, неспособная устроится в жизни, чьё единственное увлечение в жизни - фигурки зверей из стекла.


Слепая за своими фантазия мать сначала пытается заставить дочь получить образование машинистки, и обнаружив, что это невозможно, начинает давить на сына, чтобы он помог найти сестре мужа. Для начала пригласить какого-нибудь знакомого молодого человека в гости. Сын сдаётся под напором, и приглашает на ужин коллегу по работе, который в прошлом был его одноклассником, и в которого была влюблена сестра главного героя.


Обнаружив в доме друга девушку приглашенный молодой человек только к концу вечера вспоминает, что где-то её раньше видел. Пытается сыграть с ней в светский раут, но девушка слишком серьёзно принимает его игру, чем вынуждает его признаться в том, что он обручен. Мечты сестры разбиты, мать в расстройствах, сын не выдерживает гнетущей атмосферы и сбегает из дома навсегда. Всю оставшуюся жизнь он вспоминает и тоскует о сестре.


Довольно мрачная картинка, согласитесь?


После Голливудских фильмов с хэппи эндами, да и вообще после нынешнего зрелищного спецэффектами кинематографа, сложно ждать что Такое как-либо зацепит.


И даже зайдя в зал и заняв место, я всё ещё была полна скептицизма. Но уже с интересом оглядывалась вокруг. Выросшая на романах Крапивина я всегда болела морем и кораблями. И потому декорации выполненные в виде оснастки корабля, с мачтами, сложенными парусами, деревянными перилами, канатным такелажем, и иллюминатором на узком занавесе, колышущемуся вслед звукам океана - меня заинтересовали. Правда, по началу думалось, что это лишь дань названию зала - Синий. Пару минут я даже разглядывала фигуру матроса с голубым фонарём, и молча дивилась, как дополняла декорации эта кукла. Когда же матрос пошевелился, я поняла, что это человек, который до этого умудрялся сидеть не двигаясь не меньше пяти или семи минут.


Прозвучал третий звонок, и спектакль начался.


Матрос ожил окончательно, начав повествование. Проходя в полумраке по сцене, не поднятой как обычно над публикой, он говорит, что это рассказ о нем, о его семье, о том, что было с ними тогда, и как им жилось.


Всё это рассказывается с удивительными интонациями. Чуть размеренно и отстранёно, в тоже время с болью. Так наверно бы рассказывали о своей жизни призраки.


Но призрак делящийся своими воспоминаниями, блуждающий в голубом свете фонарей, как потерянное прошлое, вдруг перевоплощается в живого молодого человека - Тома, сына Аманды - южанки, не перестающей рассказывать о своей сверкающей юности, и брата Лауры - тихой девушки, чей физический недостаток, заметен лишь при ходьбе, и вслед появлению героев пьесы - сцена оживает.


Аманда - старая женщина, в молодости пользовавшаяся огромным успехом у мужчин. Она с Юга. Приёмы, наряды, светские беседы и столовое серебро. Таким как она не нужен Голливуд. Или точнее он много потерял без неё. Но она даже и не думает об актёрстве. Её жизнь это семья. Сейчас она домохозяйка, на содержании сына. Излишне наигранная, после бегства мужа всеми силами старающаяся создать образ счастливой семьи. Это её «вставай с улыбкой» обращенное к детям, навязанный завтрак вместе, где всё должно быть как следует, потому что так должно быть. Приставучая и настырная, стремящаяся всё контролировать, от того что дети едят, и куда ходят. При этом не замечающая их проблем, так как рисует в своём воображении совсем иную картинку.


Требуя от Лауры приглашённых молодых людей, она отказывается понимать, что дочь не так популярна, и вообще калека. На последний факт при случае Том пытается обратить внимание матери, но в ответ лишь отмашка - это мелочи. Зато не мелочи, где же это пропадает по вечерам сын. И опять неприятие ответа, что он просто ходит в кино.


В антракте я услышала мнение, что актриса (Лариса Гурьянова) переигрывает. Но нет ничуточки. Всё было так как надо, и это подтвердило то, что в Аманде многие узнавали своих матерей, а некоторые - самих себя. Страдающих от ошибочного выбора в прошлом, и мучающие своих детей своим мнением насчёт того как и что должно быть в их жизни, вплоть до того, какой им пить кофе, «чёрный, но без сахара!»


Лаура (Татьяна Соловей) хрупкая, тонкая девушка, с тихим голосом, затерроризированная матерью, не способная ей противостоять, бледная, как ночная бабочка, оживающая лишь в присутствии брата и рядом со своим стеклянным зверьём. Те моменты, как она качаясь кидается спасать зверинец на трясущемся от проходящего мимо трамвая столике, по началу пожалуй единственные моменты привлекающие к ней взгляд. Позже когда она перестаёт прятаться у себя в комнате чаще общается с братом, словно предчувствуя что он вот вот сорвётся и оставит её одну, её замечаешь чаще. Но не почувствовать, а «прочувствовать» её смогут лишь те, кто сам имея какой-то недостаток, страдает от него так же как она. Чего только стоят её слова «мне казалось что башмак громыхал на весь класс».


 В её коллекции единорог отличавшийся от лошадей крохотным рогом, казался ей избранным и прекрасным, но ей не приходило в голову, что она такая же уникально прекрасная. Хотя она это почти чувствует, когда на сцене появляется Джим, коллега и друг Тома, её первая и единственная любовь. Можно подумать, что её сердце разбивается, когда она слышит о том, что Джим несвободен. Но нет. В мечтах, даже думая о нём, она вряд ли представляла его Своим мужчиной. Ведь иначе бы она не подарила ему единорога в память о вечере. Сердце осталось цело, но оно болело, потому что Джим сказал что больше не придёт. Именно это ранило Лауру больше, чем слова об обручении с другой девушкой. Впрочем, это лишь мои домыслы, и то, как я почувствовала хозяйку стеклянного зверинца.   


А ещё, я не драматург, и понятия не имею как ставятся пьесы, но почему-то кажется, что сцена между Джимом и Лаурой стала бы острее, если перед поцелуем голос Джима словно бы сорвался, перед тем заветным словом «поцеловать». Небольшая, но надломленная пауза. «Кто-то должен тебя... поцеловать!»


Словно это тот момент, первый укол статического разряда приводящий в чувство балагура Джима. И потом он ещё рисует кружащейся Лауре мечты о свободе и раскрепощённости, смотрит на неё, почти прозрачную от собственного света, и кидается к выпивке. Потому что укол совести как мина замедленного действия, сработала, и он понял, что Лаура такой же экспонат стеклянного зверинца, как и единорог. Слишком хрупкий, не для игр, а для любования издалека.


Джим (Егор Лифинский)... Уверенный, всё знающий, и поступающий правильно  - идеальный мужчина с точки зрения Аманды, и она, не стесняясь, с ним заигрывает, вспомнив своё прошлое, и совершенно забыв про дочь. В воспоминаниях Тома, вечер состоялся лишь для двоих, его матери и его друга, в то время как Лаура «умирала» в своей комнате, а он в очередной раз сбежал (и из квартиры, и вернулся в реальность), не в силах смотреть на фарс, и всё же следя за происходящим глазами призрака, не способного уже ничего исправить.


Окончание вечера, когда признание Джима делает огромную брешь в фантазиях Лауры и разбивает очередную иллюзию Аманды, лишь доказывает, что Тому и в самом деле не стоило затевать эти «смотрины». Больно за всех.


Но знаете, кого в тот момент мне было жальче всех? Джима. Те несколько секунд пока он стоял на пороге, готовый уйти, и размышляющий стоит ли вернуться за подаренным и забытым единорогом, я следила только за ним. Ведь в этих размышлениях не было банальности, стоило или не стоило вернуться. Тут было большее. Хочет или не хочет он сохранить воспоминание о девушке настолько кристально чистой. И выбирает, что не хочет. Вероятно потому, что со всем своим прагматизмом, он тоже почувствовал что её мир слишком идеален, и рядом с ним любая другая жизнь будет верхом неискренности и лжи.


И, наконец, Том...


Думаю все творческие люди похожи меж собой, нам всегда скучно в обыденности и рутине. От них хочется спрятаться, или убежать, хотя бы просто поднять голову и посмотреть на звёзды. Хочется умереть. Но в другой момент понимаешь что такая жизнь уже и есть смерть, и что единственный выход, это сломать крышку гроба и выбраться наружу.


В Томе я увидела себя. Ненавистный обувной магазин, рутина утягивающая и топящая в себе как в болоте, коллеги, с которыми не общаешься дальше привет пока и чуть-чуть по работе, желание сбежать куда глаза глядят, и вместе с этим оставаться на месте, где держит ложное чувство ответственности и чужой обязанности кому-то за что-то. То, как он протестует против тиранства матери, и как нежно любит сестру, и кстати, в последнем чувствуется немного зависти. Ведь, чтобы убежать от действительности, в которой нужно работать и оплачивать счета, выдерживать давление общества, ей достаточно лишь подойти к столику со стеклянным зверьём. Ему сложнее. Он пытается забыться просматривая кинофильмы. Но чувство фальши такой жизни догоняет его и в кинотеатре.


Наверно поэтому Том и не сможет забыть сестру даже после того, как навсегда покинет родной дом. Ему всегда будет не хватать законченности идеального мира Лауры.


И главное, что тот Том (Пётр Бежин) которого я видела всего в паре тройке метров от себя, не играл. Он жил происходящим. Будь главным героем сцены, или находясь на втором ярусе декораций. Переходя меж ярусами, он снова и снова перевоплощался, то в живого страдающего Тома в прошлом, то в призрака Тома рассказывающего свою историю. И я знаю, что не буквально. Просто воспоминания, которые мы рассказываем заново переживая прошлые эмоции, на какое-то мгновение становятся много ярче, чем настоящий момент.


Прочитав содержание заранее я не ждала хорошего конца, но как других меня и не поразила концовка спектакля с рассказом о том, что пьеса автобиографична, и что Том и есть автор, чья сестра после его побега попала в сумасшедший дом, и оттуда не вышла, не смотря на все присылаемые братом деньги.


Куда острее я почувствовала тоску и печать Тома (Петра Бежина), когда из настоящего он обращался к Лауре. Упрекал её, что не может забыть, и видит, чувствует её во всем. И его надрывный крик «Задуй свои свечи, Лаура!» - прощание, которое обрывает чистый звук корабельной рынды...


 


Если я правильно помню актёры выходили на сцену три раза, а возможно и четыре, а вставшие зрители всё не переставали хлопать. Сотрудникам  театра даже пришлось напомнить особо рьяным о позднем времени. Я тоже хлопала, и тоже задержалась, просто потому что от эмоций и образов, наполнивших голову, почти не сознавала, где я.


За прошедшие дни я столько раз прокручивала в мыслях сцену за сценой, заново переживая тот или иной момент, что кажется уже и реально посмотрела спектакль ещё не один раз, заново открывая для себя всю его многогранность, и восхищаясь жизненной игрой актёров. Результат этих размышлений я и попыталась вам рассказать. Но это лишь та часть, что вертелись на языке у меня как у зрителя. А ведь есть я - та, которая пишет, и мыслей возникших у неё не меньше. Разве что их куда сложнее выразить. Может быть, когда-нибудь в будущем поделюсь и ими.

Комментировать публикацию

Популярные посты