Об этом я подумаю завтра

Motorаzor
Motorаzor

03.12.2017 15:38:06

-Алло! Здарова, Петрович! Че, как сам?


-Да нормально все, говори что звонишь, а то мне неудобно, рука занята, я в магазине сейчас.


- Во ты артист, че звоню. Да я уточнить хотел,  мы на выходные едем, все в силе? А то у меня  вилы, полный звиздец, сегодня нужно ответ дать. Я, между прочим, предоплату уже внес, если что.


- Блин, ну и нафига так рано, мы же договаривались на вторую половину недели.   А сегодня только вторник.- Петрович шарил глазами по полкам и пытался сосредоточится на списке, который пять минут назад заботливо скинула на вайбер жена.  В одной руке он держал корзинку с продуктами, в другой вилок капусты. Сотовый телефон, при этом, Петрович  зажал между ухом и плечом, смешно склонив голову набок.


- Петрович, ну хорош тебе, ты не думал, что мест может не быть, сейчас же сезон! Ну что ты, в самом деле, как девочка, не нашим, не вашим?


- Да я не знаю, честно, боюсь, как бы меня на работу не вызвали, давай разузнаю все и завтра тебе сообщу. – В это время, как нарочно, в трубке послышался гудок, в разговор врывалась  вторая линия.  Петрович поморщился, кого там еще несет?


- Ну как обычно, все как всегда, вечно  с тобой не договоришься по-людски, - Продолжал гундосить динамик.  


- Слушай, Серега, у меня тут вторая линия, давай завтра созвонимся, а?  Я как раз с начальником попробую уладить все вопросы? – замолчал, послушал нудные  гудки   и тут же продолжил - Ну, без обид, сам понимаешь, не могу я сейчас ответить, не прессуй меня.


- Да что завтра, мне сейчас надо, край. Я деньги заплатил, сегодня последний день, когда предоплату вернуть можно.   Я че, мальчик бегать туда-сюда, всех упрашивать. Мне что, больше всех надо?


- Ну ты меня пойми, я тоже не могу вот так сразу ответить.  Слушай, я отключаюсь, мне тут второй раз названивает кто-то, ответить бы надо. Давай попозже созвонимся – уже заметно нервничая, ответил Петрович.


- Иди ты в жопу, Стас – раздраженно прокашлял динамик и через секунду заткнулся. Психанул, растворился в сотнях звонков, повис в проводах, оставив неприятный осадок.


Петрович стоял как оплеванный, все еще зажав телефон между ухом и плечом. Стоял и слушал тишину. Недолго. Телефон вновь взорвался старомодной трелью,  настойчиво требуя внимания.    После второго звонка Стас очнулся, вырвался из замешательства,   попытался схватить мобильник рукой, пытаясь удержать вилок капусты и корзинку с продуктами. Не получилось,   капуста  покатилась по грязной плитке и тут же ударилась в изящную ножку молоденькой девушки. Петрович инстинктивно дернулся за овощем и в ту же секунду боковым зрением успел увидеть летящий  телефон, тот  звонко ударился об пол и замолчал. Девушка, получившая удар капустой, вскрикнула от неожиданности, сделал шаг назад и чуть не наступила каблуком на многострадальный аппарат.


- Твою мать! Ой, стойте, стойте, извините - в сердцах закричал   Петрович. Девушка замерла, так и не сделав роковой шаг. Оглянулась, ее кукольное личико выражало полное  отсутствие мысли, широко раскрытые глаза несколько раз испуганно взмахнули ресницами.  Петрович жестом показал на пол, после чего поспешно  наклонился, чтобы поднять аппарат. Но как только он протянул руку,   телефон задрожал от нового звонка.  


 Люди обернулись, продавщица, в дурацкой шапочке продавщицы, тоже обернулась. Девушка, с лицом анимешки, подпрыгнула на месте и уставилась на мужчину, силясь понять, чего тут делает этот чудик с капустой, корзинкой, картонкой.  Петрович  присел, обреченно поднял с пола телефон. Так и есть, чуда не произошло, дисплей покрылся паутинками. Разбился к чертям собачьим. Чудеса бывают только в сказках, а в жизни бутерброд всегда падает маслом вниз, да еще прилипает к подошве ботинка.


Петрович вздохнул, кровь прилила к лицу, аппарат он купил неделю назад, оформил в кредит. Не успел сделать ни одного взноса. Стекло было безнадежно испорчено. Он провел пальцем по экрану, пытаясь ответить на звонок, но в этот самый момент смартфон замолчал.


- Да что за хрень  сегодня? – запричитал Петрович, проводя пальцем по искореженному монитору.  Аппарат бодро реагировал на прикосновение пальца,только экран из идеально гладкого, превратился в шершавый, неприятный на ощупь.


Петрович вздохнул. Он был зол на себя, на Серегу, на жену, пославшую его в магазин после работы. Повертев смартфон в руке, он  полез в журнал вызовов. Не успел его открыть, как телефон опять зазвонил. На экране загорелся незнакомый номер. Петровича неприятно кольнуло - «Не дай бог с работы».  Поморщился, провел пальцем по экрану, принимая вызов:


- Здравствуйте, Станислав Петрович, с вами говорит банк ВТБ -24, вам удобно разговаривать?


Услышав голос работника банка, Петрович   испытал смешанные чувства, радость от того, что это не с работы и раздражение, от бесполезности и назойливости звонившего. А следом, неприятная мысль пробила искру в мозгу мужчины. «Из-за вот этого банка, с их дурацким звонком,  я разбил новый телефон, да катитесь вы…»


- Нет, мне не удобно разговаривать, и мне не нужен ваш кредит, никогда, ни сейчас, ни потом , ни завтра. Никогда. – Возбужденно выкрикивал Иванов, после чего с силой нажал на кнопку отмены вызова. И только через десяток секунд поймал себя на мысли,  что идет куда-то мимо стеллажей и прилавков, наматывая круги. Остановился, опять с сожалением посмотрел на телефон, словно надеясь, что он чудесным образом самопочинится. Разблокировал его,  нашел журнал пропущенных звонков.  «Жена, ну  а что ты там хотел увидеть, светлый лик Путина?   Что ей-то было нужно? Наверняка, очередной наказ дать.  Ну,  давай, перезвони еще раз?».             Аппарат молчал. «Ладно, позвоню сам». Петрович нашел  иконку с фотографией жены.  Палец ткнул  в разбитое стекло, телефон не отреагировал. Ткнул еще раз. Никакой реакции.  «Вот же зараза, сенсор все - таки частично сдох». Петрович, нервно засмеялся, запихнул аппарат в карман, посмотрел в корзинку и направился к кассе.


Не успел сделать и пары шагов, как телефон неприятно зажужжал. Достал, посмотрел на искорёженный дисплей. Из разбитого экрана сухими выстрелами в мозг высвечивалась надпись «Сукабосс».  Легкая паника от ощущения неприятной неизбежности просверлила мозг.


-Да, Олег Вячеславович, я вас слушаю! – От собственного заискивающего голоса стало противно, не по себе, стыдно стало. Как же унизительно чувствовать зависимость от далеко не самого приятного человека. Звонок не предвещал ничего хорошего.


- Иванов!- голос начальника неприятно влез в ухо, елозил там, ощупывал, словно вор. – Ты какого хрена отчет по контрагентам не сдал? Мне сейчас директор звонит,  я что, перед ним как ребенок отчитываюсь. Где бумага? Ты вообще, чем на работе занимался сегодня? Я за тебя думать буду…


- Но, Олег  Вячеславович, я вам…


- Что ты мне, что ты мямлишь, чтоб через полчаса у меня на столе отчет был иначе хер тебе, а не премия и в отпуск пойдешь зимой.


-Я вам его на мейл скинул,


- На хер ты его скинул, а не на мейл и не мне, а себе. – Даже не пытаясь выслушать, продолжал «сукабосс»


Петрович в конец растерялся, он четко помнил, как отправил отчет на почту начальнику, а после, открыл отправленные сообщения, убедившись в содеянном.


- Ну что ты молчишь? Что, язык проглотил, сидишь, балду гоняешь целый день, а когда нужно что-то  сделать срочно, так... Короче, Иванов, чтоб через полчаса был на работе с отчетом . И меня не е… короче, мне плевать, что у тебя за планы на вечер  и где ты сейчас находишься.


Как назло,   вновь ожила вторая линия, гудок вызова пытался перекричать высокопарную речь руководителя.


- Иванов, ты вообще меня слышишь? Короче, я тут подумал,  не хочу я в офисе торчать, сам накосячил, сам и отдувайся, я тебе скину  номерок, это номер директора, позвонишь  ему,  расскажешь о своих проблемах, ну и документ ему скинешь. Учти- это срочно, десять минут у тебя, шеф в панике, у него контракт срывается из-за тебя. У меня все. – Сказав это, начальник тут же отключился. По странному стечению обстоятельств, именно в этот момент, вторя линия  тоже заткнулась.


Петрович, убрал трубку от уха, перед глазами неприятно поплыло, а в районе живота появился предательский холодок. Иванов улыбнулся одной стороной лица.


- Да пошел ты, мудак!


Телефон в кармане пиликнул. Сообщение. Ну да, как же, смс с номером. Петрович достал телефон, провел по экрану пальцем. На искореженном дисплее высветился номер. Иванов уставился на цифры, силясь сообразить, что он вообще будет говорить.  Разговаривать с директором – это еще то испытание. Может случиться так, что после разговора окажешься глубоко безработным человеком, да еще без выходного пособия. «Сдались тебе  Люся эти макароны» Вспомнил он   советскую киноклассику. Собрался с духом, нажал на вызов. Аппарат не отреагировал. Петрович нажимал раз за разом. Бесполезно, телефон, словно испытывая терпение, отказывался откликаться  на прикосновения. Когда Иванов уже отчаялся и хотел спрятать аппарат в карман, а может даже и добить его каблуком ботинка, неожиданно пошел вызов. Один гудок, второй.. Петрович почувствовал облегчение. Но радость была недолгой, после второго гудка электронные мозги смартфона заглючило и он сначала заморгал, а после, начал самостоятельную перезагрузку.


- Тьфу, бля! – в сердцах выкрикнул Петрович. На дисплее издевкой висело  приветствие. Казалось,   прошла целая вечность, пока телефон  загрузился и на экране  отобразился  знакомый рабочий стол.  Петрович, не долго думая, полез в сообщения, желая выудить номер.  Сообщение нехотя открылось.  Палец барабанил по номеру, вдавливая сенсор в чрево аппарат - «Пожалуйста отреагируй, сволочь, давай, работай, сука, давааай». Не получилось, аппарат же,   опять завибрировал от входящего звонка.


«Сын.»


- Але, пап.   Пап, ты меня слышишь? Ты где?


В динамике голос отражался жутким эхо, булькал и постоянно куда-то проваливался.  


-Привет, сын!  Плохо слышно, ты булькаешь! Я сейчас в магазине у кассы, поэтому....


-Ок, перезвони мне, как выйдешь из магазина, разговор есть.  - Перебил его отпрыск и нажал на кнопку «отбой».


«Легко сказать перезвони, как я тебе перезвоню? Как? Я бы рад, вот только сегодня, вообще не мой день. День-дребедень. Ладно, приеду домой позвоню, ничего не случится, подождет. Сейчас нужно как-то решить вопрос с работой» Постоял, подумал, почувствовал, как неприятный осадок все сильнее откладывается, сдавливая внутренности.  Постарался дышать ровнее.  Надо быстрее расплатиться  и уже выйти из этой «Пятерки».


Очередь в кассу была хоть и небольшой, но двигалась медленно. Петрович нервничал, то и дело смотрел на часы. Десять отведенных ему минут уже прошли, он понимал, что через некоторое время на него обрушится шквал негодования, желчи, упреков и скрытых оскорблений. Удары исподтишка, наглухо выбивающие почву из под ног и  крадущие дыхание. Петрович морально готовился к неприятному разговору. Да разве к этому можно подготовиться.


Впереди женщина выкладывала бесконечную вереницу продуктов на ленту. Со стороны могло показаться, что она притащила с собой целую витрину и складывает все  ее   содержимое на транспортер.  «Ты и так жирная, куда тебе еще столько жратвы, ты же сдохнешь от обжорства?» Плевать ей хотелось на внутренний голос Петровича, она все выкладывала и выкладывала. 


Петрович наблюдал за этой вакханалией, сжимая в руке многострадальный мобильник. Звонок не заставил себя долго ждать. Петрович достал телефон и обреченно поглядел на дисплей.- «Сергей мтс»


- Говори, Сергей Васильич, слушаю!


- Петрович, ну что ты не надумал, а?


Неожиданно, вопреки своей собственной логике, Петрович  ответил:


- Серега, черт с тобой, заказывай домик,  едем. – и тут же начал успокаивать свою проснувшуюся совесть « Да пошла она эта работа, сто лет на рыбалке не был, обойдутся как-нибудь без меня, не сдохнут, не обанкротятся»


- Оууу, ну, слава богу, Петрович, созрел таки, засранец! Тогда я переведу сейчас остаток бабла, а с тобой потом рассчитаемся. Ну и по поводу -  че и сколько брать, созвонимся в пятницу, я думаю ближе к вечеру, Идет?


- Да, заметано, только давай не как в прошлый раз - три бутылки две ириски.


В трубке послышался смех


- Хрен с тобой, но коньячку взять надо.


- Да, возьмем конечно. Куда без него.


Было бы странным, если бы в это время ухо не уловило вызов второй линии. Он прорывался через, смех, через непочатую бутылку коньяка и   маленький уютный домик на берегу озера. Прорывался, чтобы попытаться отнять всю эту возникшую идиллию. Забраться повыше и с диким «ууу-хааа» спустить все к чертям собачьим.


- Серега, все, давай, я у кассы, потом поболтаем.


Петрович нутром чуял, что это начальник, за грудиной неприятно скребло. Он поспешно взглянул на дисплей.


«Сын».


Попытался принять вызов, аппарат не реагировал. Петрович запаниковал и принялся судорожно нажимать на дисплей. После очередной попытки все получилось и в динамике послышался голос наследника.


-Па, ну что ты не перезваниваешь? Ты еще в магазине что ли? Сейчас как слышно? Нормально? Или перезвонить? -  Сын сыпал вопросами, не давай возможности ответить не на один. Голос при этом у него был невероятно радостным.


- Да, сейчас слышу, только я у кассы, говори Саш.


- Па, мы в финале, а это что значит?


- Что, подожди, слушай, в финале, охренеть,   поздравляю!


- Что, что - Передразнил его сын.- Это значит, что в субботу мы едем в Ростов, а мне помнится, что кто-то обещал,   если попадем в финал, то он поедет со мной на игру. Кто бы это мог быть, пап?


Станислав Петрович почувствовал, как внутри у него надулся пузырь, не позволяющий ему внятно говорить и рационально мыслить. Суббота, а на субботу Серега уже снял домик. А тут игра, как можно подвести сына? 


- Мужчина, вы продукты на ленту будете выкладывать? Тут, между прочим, очередь! – голос кассирши звучал одновременно вопросительно и возмущенно.


Петрович, продолжая прижимать трубку к уху, замотал головой и тут же выскользнул из очереди. Он так и не понял, почему это сделал.


-Слушай, сын, я пока не могу на сто процентов обещать, тут работа, всякое может быть –  Петрович, отчаянно врал и выкручивался, а по сути, пытался выиграть время, несколько минут, а может часов или дней.


- Пап, ты обещал, а мужчины свои обещания выполняют,   ты мне сам это говорил, когда я был маленьким, так что, готовься, будет весело. Ну, все, мне пора, вечером поболтаем.  – Не дожидаясь дежурного «Пока» отключился.


Петрович стоял посреди магазина и начинал закипать. Преимущественно от собственного бессилия. Задача, возникшая у него в голове, на данный момент не имела решения.   Работа, вот что важно. А еще жена. Не успел он подумать о супруге, как телефон отреагировал потоком сообщений, летящих в вайбер !


«Ты где?»


«Почему не отвечаешь?»


«Ауу»


«Перезвони мне»


«Ну, знаешь это уже не смешно»


«Мне тебя сегодня вообще ждать?»


«Слушай, это срочно, я в гости собираюсь, может ты купишь шампанского? Перезвони мне»


В гости?  Наверняка, попрется к подружка   и опять будут сидеть до полуночи, обсуждая нелегкую жизнь. Петрович, ни на что особенно не надеясь, нажал вызов. Удивительно, но сенсор впервые отработал без задержек. Гудок, еще один, третий, четвертый. После пятого гудка знакомый голос жены саркастически ответил.


- Надо же, какого красивого дяденьку  к нам принесло! Ну и где мы шляемся, трубки не берем, я тебе наверное не просто так звоню.


- Слушай, дорогая, тут такое дело, в общем, я телефон расхреначил, поэтому никак не мог  нормально позвонить.


- В смысле как, совсем расхреначил?


- Ну, походу да.


- Ну что тебе сказать МОЛОДЕЦ, нет слов, пять баллов! Золотые ручки снова не подвели.


- Слушай, ну я ж не специально, в самом деле, я сам расстроен.


- Стасик, ты всегда все делаешь не специально и всегда расстраиваешься, прям тонкая душевная организация у тебя.


- Ну почему все..


- Да потому что все..


- Слушай ну мне и так тошно..


- У тебя все так, куда не ткнись,


- Послушай, это всего лишь телефон, никто не умер, никто не заболел.


- Всего лишь! Я ни ногти не могу сделать, ни ресницы, а у него, всего лишь телефон, замечательно!


- Я тебе никогда ничего не запрещал, давай потом поговорим, здесь люди, мне неудобно.


- Ну да, неудобно, люди. Можешь не покупать ничего, я сама все куплю и  в гости поеду, ужин на плите. Встречать меня не надо. И звонить тоже.


-Ну, постой, погоди…


Телефон замолчал. Петрович попробовал набрать номер жены, но видимо подарки от сенсора закончились, он упорно не хотел реагировать на нажатие пальца. «Глупости, зачем вот так делать, на пустом месте - это   только телефон. Да и ладно,  езжай куда хочешь, без проблем, устроила истерику.  Хотя, может тебе повод нужен был, тогда – это отличный повод, просто прекрасный»  Петрович чувствовал, как настроение с каждой секундной   приближалось к нулевой отметки,  а сам он все больше закипает. Неприятно заныла левая часть головы «Этого только не хватало. Напиться что ли сегодня в хлам.»


Телефон зазвонил вновь. Петрович вытащил трубку из кармана, ничего хорошего он уже не ждал, этот вечер не мог внезапно взять мажорную ноту, он обязан был добивать, крушить и ставить нерешаемые вопросы.


«Сукабосс»    Петрович рывком провел пальцем по дисплею и почти закричал в трубку


- Я вас слушаю!


- Иванов, твою мать! Какого хрена ты до сих пор не позвонил боссу? Ты там берега попутал, связь с действительностью потерял, денег много зарабатываешь? Я тебе лавочку прикрою, будешь у меня на одном окладе сидеть, слышишь меня?


- Олег Вячеславович, не кричите, я вас прекрасно слышу. Не позвонил, потому что сломался телефон, а если вы посмотрите у себя на почте внимательно, то вы наверняка найдете отчет по контрагентам, который я вам кинул еще днем. И я никому звонить не буду и уж тем более, никуда не поеду.


Гнетущая тишина холодом ударила прямо в мозг. Олег Вячеславович молчал. Пауза на осмысление, Петрович понимал это, и готовился отразить удар.


- Иванов, я тебя услышал! - Змеей зашипел «Сукабосс»  и тут же продолжил - Значит так, на этой неделе готовься плодотворно поработать на выходных, дел будет много. На оплату не рассчитывай, жену предупреди заранее. Если не выйдешь на работу, можешь сразу писать заявление «по-собственному». У меня все!


«Сукабосс» по обыкновению не дал возможности ответить. Оставил за собой последнее слово. Власть пишет историю, всегда оставляет за собой право поставить точку и не важно,  в Кремле  или во вшивом офисе на окраине рабочего поселка.  Ей плевать, что скажешь ты в ответ и скажешь ли. Ей важны лишь собственные слова. А ты умоешься, перетерпишь, проглотишь. А если попробуешь против шерсти, в  лучшем случае, лишишься средств  к существованию.


Вот такие планы, вот такие выходные. Голова разболелась еще сильнее, запульсировала, заиграла красными кругами в глазах. Петрович держал в руках мобильник, такой же искореженный, как и его мысли. «Надо бы сыну позвонить, а что я ему скажу, что папа в очередной раз не может уделить ему время, потому что работа? Потому что без этой работы нам всем нечего будет жрать…»


Звонить не пришлось, телефон завибрировал в руке, очнулся, затрезвонил на весь магазин.


- Пап, слушай, тут новость отличная, в автобусе есть пара свободных мест, тренер спрашивает, ты  с нами на автобусе поедешь или на машине? – Сын замолчал в ожидании. Затем продолжил папа,  -Ты меня слышишь?


- Да, слышу, конечно, действительно отличная новость. Но, давай знаешь что, давай я подумаю об этом завтра, хорошо?


- Пап, ну подожди, завтра может быть поздно, у Антохи батя, тоже может поехать и тогда мест не будет, я пока сторожу твое.


Голос сына плыл, становился все дальше, отчего-то    расплывался, терял четкость, слова эхом гудели в ушах и бессмысленно путались в вязком гуле. Петрович попробовал расстегнуть ворот рубашки, пальцы не слушались, он опустился на корточки, а потом просто сел на пол


-… представляешь, круто будет, а если мы выиграем, то…


Слова отдавались болью в виске, в глазах место красных кругов, появилась непроницаемая чернота. Петрович пытался  что-то сказать, но не смог выдавить ни звука, язык отяжелел, горло сдавила невидимая рука.


Маленькая аневризма была у Петровича с детства, Петрович об этом не знал, как не знают об этом миллионы людей на планете. Ее часовой механизм был запущен десятки лет назад, а сегодня время вышло, она разорвалась, выпуская кровь в мозг.


- пап, ты меня слышишь, а потом мы погуляем по Ростову, я тебе покажу город, я ведь уже там был. Паап, алее, ну че ты молчишь, ты не хочешь?


Трубка выпала из рук, Петрович завалился на бок, закашлялся, дернулся в конвульсиях и затих. Телефон продолжал о чем-то говорить, уже не слышащему собеседнику, пока не отключился.


Через минуту в магазин зашла женщина, она  с кем-то говорила по телефону, ее лицо раскраснелось от быстрой ходьбы и легкого мороза. Не обращая внимание на толпу людей, сгрудившихся около одного из прилавков, она взяла корзинку, и двинулась вглубь магазина, продолжая беседу.


- Да, отличная новость, значит, ты решил дать моему сблаговерному потрудиться на выходных. Ну пускай поработает, ха ха, о да, я буду ждать тебя… Конечно поедем… Сейчас… Сейчас я в магазине, куплю шампанского, вызову такси и сразу к тебе.. Не, не надо забирать.. Да, я ему позвоню сейчас, узнаю где он есть, ну все, целую, до встречи..


После этого, женщина, провела пальцем по дисплею, поднесла телефон к уху и стала ждать гудков. Она не сразу поняла, что вместо гудков услышала до боли знакомую мелодию. Боно из U-2 признавался кому-то в любви в своем бессмертном хите   - «С тобой или без тебя».   Только звук почему то шел из того места, где толпились люди, кому –то звонили и шепотом говорили друг другу «Как жалко, такой ведь молодой на вид и поди же ты. Да, смерть никого не щадит, никого».


Moto, для восколе точка ру

Комментировать публикацию

Популярные посты