"Ночные ведьмы"

Она убегала по ромашковому полю и задорно хохотала, русые косы били по спине. Пьянящее, безудержное счастье охватило ее. Именно то, от которого становится страшно временами, что если все это закончится, то и жизнь перестанет иметь дальнейший смысл. Он смеясь кричал ей вслед:
- Машка! Люблю!
Дикая боль во всем теле разорвала сознание и вытащила из забытья. 
- Мамочкааааааа,- тихий стон сорвался с губ девушки, лежащей на больничной койке прифронтового госпиталя. Тело было в бинтах. На лице были видны только прорези глаз. И едва шевелились губы.
- Машенька моя, очнулась! Жива! 
Девушка вздрогнула от звука родного мужского голоса, попыталась открыть глаза, но дикая боль убивала. Теплые губы коснулись ее кисти, и она ощутила теплую влагу.
- Экипаж 8 готовится к вылету. Летите звеном. Ваша боевая задача исследовать прифронтовую полосу. Разведка выяснила, что где-то там стоит батарея. Уточните координаты с воздуха и разнесите там все к хренам собачьим!!! - Так точно! К вылету готовы, - две девушки отдали честь и выбежали из командирского блиндажа. Они не видели, как командир эскадрильи опустила голову на руки и тяжело вздохнув прошептала: «Бог с Вами, мои девочки». Каждый раз отправляя их на задание она рвала себе сердце. Девчонки 17-22 лет. Не отлюбившие, не пожившие, не доучившиеся. Нежные, ласковые и даже на войне пытавшиеся быть красивыми. Какие они еще юные….ее девочки.
«Ночные ведьмы», так называли их фашисты. Никто, кроме самолетов У-2, сколоченных из фанеры, на которых обучали летать, не мог пролететь так низко и бесшумно над позицией врага и нанести самый точечный удар в самое подходящее место. За это их и ценили на фронте. 46 гвардейский ночной бомбардировочный ночной полк состоял только из девочек. За каждую сбитую «ведьму» награждали железным крестом…
- Парашюты класть?
- Насть, сама же знаешь! Лучше еще парочку бомб навесьте! - улыбаясь проговорила речитативом штурман Дуся, прихорашиваясь в маленькое зеркало. Девочки, они и на войне девочки.
- Маш, может возьмете? - уговаривала пилота техник.
- Настя! Вешайте бомбы! Лучше в воздухе умереть, чем в плен. Все ж понимаешь. Не выжить нам и так, и так. Так лучше сразу, чтоб не мучиться! А вернемся мы, не переживай! - Маша беглым взглядом высматривала кого-то, тяжело вздохнула и отвернулась. Звено было готово к вылету. Дуся исподтишка наблюдала за ней. Хоть Машка и скрывала, а все знали, что любовь у нее с капитаном разведки фронта. Не дешевые шашни, а любовь. Бегал он к ней каждую свободную минуту и таскал охапками ромашки. 
Техники вытолкали самолеты на полосу. Тихо зашумели винты и самолеты начали приподниматься над землей, а потом тихонько поползли над ночным лесом в сторону намеченного квадрата.
Молодой темноволосый капитан ворвался в командирский блиндаж.
- Кто на задании? - склонившиеся над картами две женщины вздрогнули. Командир эскадрильи и политрук подняли головы.
- Ты, что орешь, разведка? Не твое это дело, понимаешь?! Твои донесли, наше дело уничтожить цель!
- Маша?!
- Маша - сержант, боевой пилот! Она одна из лучших летчиц полка. Ты хоть в курсе, Ромео, что у огромное количество вылетов?!Да! Маша полетела. Ты понимаешь, что она тебя не простит, если узнает, что просил за нее. Пойми, что мы все здесь солдаты. Война, товарищ капитан!!!Приходи через пару часов. Должны вернуться.
- Под трибунал захотел, разведчик? 
Капитан вышел на улицу, присел у входа и нервно закурил, всматриваясь в горизонт. Он грудью вдыхал ночную прохладу, наполненную запахом разнотравья. Его ребята вчера принесли весть, что в лесу укрылись зенитки. Устало закрыв глаза, он вспоминал Машуню и пытался ощутить запах ее волос, ее кожи. От нее пахло травами. Он ощущал нежность ее рук и мысленно перебирал руками ее косы. И в нем поселился страх, липкий, кошмарный страх, что счастье может закончится. С момента, когда встретил ее он стал бояться ее потерять. В голове всплыли ее стихи, которые она шептала вчера, ловя губами его губы.
Взявшись за руки, в сено кинемся
Мы друг другом вновь не надышимся.
Сердце рвется вверх! В небо синее!
Это наша песнь лебединая…
На его плечо легла чья-то рука. 
- Не переживай, Сережа…она вернется, - он открыл глаза и увидел вышедшую из блиндажа Наталью, командира полка, - Дай лучше закурить.
Она присела рядом, глубоко затянулась и они оба не отрываясь стали смотреть на горизонт.
Над лесом разгоралось зарево. Яркая вспышка озарила горизонт. Залпов вражеских зениток не было слышно, но видно было, что идет бой, при том в воздухе. Какой бой?! Ее девочки не могли воевать. Их «ушки» были неповоротливы и тихоходны.
- Твою ж! - закричала Наталья и кинулась вместе с Сергеем в блиндаж к рации. - Связь с экипажами есть?! Кто не отвечает?
- Товарищ, командир! Они все молчат! Вы же знаете, что они не ответят до возвращения! - прошептала девушка радист.
- Эх! - прорычал Сергей и выбежал на улицу и помчался к расположение своих.
Самолеты тихонько крались к намеченному квадрату. Тяжелые и неповоротливые от смертельного груза. Ведущий звена покачала крыльями. Значит близко цель. Ага! Вот они зенитки. Можно отцеплять груз. Первые бомбы устремились вниз. И вдруг сверху, из облаков раздался рев и загорелся первый самолет. Раздался свистящий звук пуль. Крылья начали походить на решето.
- Как?! Это не зенитки! Дуся! - закричала Маша, и оглянулась. Голова Дуси лежала на приборной доске, - Сволочи! Дуся! Девочки! - она уже не видела два других самолета. - Messerschmitt! Откуда?!Их здесь нет! Надо спуститься ниже и укрыться над лесом. Тянуть сколько можно. Острая боль пронзила правое плечо. Еще чуть - чуть. Еще ниже! Боженьки мои, как страшно. Сережка же ничего не знает. Я ж главное не сказала!
Самолет тряхнуло, и он начал дымить и раненной тяжелой птицей падать на землю.
- Мамоооооочка! Сережка!!!!, - Машка смотрела на приближающуюся землю и не выпускала штурвала. Кромка леса была близко. Удар о деревья. Самолет начал разваливаться на куски. - Как больно! Темнота.
Сергей ворвался в палатку разведки.
- Докладывайте! Почему молчат зенитки?
Трое солдат в гимнастерках без опознавательных шевронов вскочили с лавки.
- Немцы решили объявить охоту на «ночных ведьм» и перебросили на участок действия полка группу ночных истребителей, которые ждали У -2.
Сергей судорожно сжал кулаки и стал стягивать с себя командирскую гимнастерку.
- Товарищ капитан! Вам нельзя! Там никто не выжил! Они ж без парашютов! Два самолета сгорели в воздухе, один развалился на куски. Сергей молча переодевался, стискивая от боли зубы.
- Семенов! Ты за старшего! Иду один в квадрат Б. Предупредите посты. Пусть будут на готове! Если к утру не вернусь, значит…,да тогда уже и без разницы.
Он пробирался сквозь заградительные сооружения по коридору, оставленному его ребятами. Сказали, что один из самолетов упал на кромке леса. Остальные горели в воздухе. Одна мысль терзала его мозг. Лишь бы жива! Без нее он не ощущал смысла существования! Он впервые в свои 26 ощутил это пьянящее чувство, едва увидев ее на летном поле. Юную, русоволосую, нежную. В летной форме, которая ей была немного велика. Е волосы светились на солнце золотым облаком, а она стояла и зарывала лицо в ромашки. Его Машка. Слезы катились по его щекам и застревали на щетине. Кто сказал, что мужчины не плачут?! Вот она линия фронта. Он ориентировался на столб дыма, который вился над лесом. Продираясь сквозь заросли он все явственно ощущал запах гари. И увидал повисшие на деревьях куски дымящейся фанеры, оставшиеся от самолета. На хвое, под разлапистой елью с обломанными ветками лежало тело девушки.
- Машка! - он подбежал, трясущимися руками перевернул тело и заглянул в лицо. На груди темнело кровавое пятно, а на губах застыла мертвая улыбка. – Дуся! - девушка была мертва. Значит есть шанс найти Машку. Она не имела права умереть и бросить его здесь одного. Он начал прочесывать квадрат. И метрах в пяти увидел девушку. Она лежала в кустах и на ее лице застыла мертвенно-бледная маска. Гимнастерка висела клочьями и тлела, сквозь прорехи проглядывало когда-то нежное девичье тело, а сейчас это была истерзанная плоть, на плече расплылось пятно крови, лицо было покрыто сажей и окровавлено. Дышит! Чуть-чуть! Быстро ощупав ее, он определил, что сломана нога и кисть руки. - Машка, живи!
Он тащил ее через линию фронта, привязав к двум жердям. Тащил и плакал. Стискивал зубы и искусал губы в кровь. Лишь бы успеть! Лишь бы не позвоночник! Да пусть и позвоночник! Жива! 
На нашей стороне его встречали ребята. 
- Там Дуся. Она погибла. Надо вынести. Быстро медиков! - и устало привалился к стенке окопа.
- Товарищ, капитан! Вам нельзя! - санитар не пускал Сергея в машину к Маше.
- Руки убери от меня! Убью! Одну не отдам!
Через три дня она очнулась. Он все эти дни ночевал возле ее койки, отлучаясь не на долго в распоряжение части. Полковник дал ему разрешение. Да и как не дать, если капитан почернел от горя и поседел, за те часы, что он искал и выносил девушку с линии фронта. А у полковника семья погибла под бомбежкой. Жена и дочь, русокосая Машенька. Глядя на капитана полковник судорожно проглотил комок в горле. Пусть будет хоть у кого-то жива его Машка.
- Перед политруком прикрою. Дежурь!
- 40% тела обожжено, раздроблено правое плечо. Переломы ног и правая рука. Контузия. Перелом позвоночника. Возможно, не будет ходить. - уставшим голосом перечислял врач. - И, да, ребенка сохранить не удалось.
- Какого ребенка?! – капитан трясущимися руками схватил врача за плечи.
- Девушка беременна была. Примерно недель пять.
- Мамоооооочка!, - тихий стон раздался из губ девушки, лежащей на больничной койке.?
Сергей судорожно уткнулся головой в руки и беззвучно зарыдал. - Очнулась!
- Машка! Милая! Я с тобой!
- Как больно! Я не чувствую ног! Сережа! - тихо шептала Маша.
- Ты жива! Главное, что жива! Спи! Сейчас спи! Я никуда не уйду.
Он рвался к ней в палату с букетом ромашек. Прошел месяц. И вот его отпустили! Ей должны были снять бинты и гипс.
- Не велено пускать! - пожилая санитарка перегородила путь на этаж.
- Кем не велено? Мне можно! Мне все можно! – и оттолкнув женщину помчался в палату.
- Маша! Моя Маша! - он кинулся к хрупкой фигурке, которая сидела в кресле у окна и опустила голову. 
- Не смотри на меня! Уйди! А лучше дай пистолет! Я не хочу так жить! Кому я нужна! Без ног! Я их не чувствую! И….врач сказал, что детей, возможно, не будет! Наш малыш погиб там! Вместе с Дусей и девочками!
Он обхватил ее колени, уткнулся в них лицом и зашептал.
- Маша! Ты мне нужна! Я ж не смогу, понимаешь не смогу без тебя! Я тебя к маме отправлю! В Москву! У меня дядя врач! Мы вылечим тебя! Машка! Живи!
Она охватила руками его седую голову, зарылась в его волосы и судорожно зарыдала. Ромашки рассыпались по полу и подмигивали желтыми солнышками.
По яблоневой аллее залитой весенним солнцем шла, держа за руку молодого мужчину в военной форме, и опираясь на палочку русоволосая молодая женщина, а вокруг них бегала, хохоча малышка.
- Дусенька! Далеко не убегай!

Улла
Каталина
Автор Каталина
10.05.2017 7:11:15
0
8
1
397
Комментировать публикацию
Мы в соцсетях
0

Вознесенский храм в слободе Казацкой

0

В закатном свете

0

Городской пейзаж

0

Вид с Казацких бугров

0

Вид на Монумент советско-болгарской дружбы Старый Оскол