Как фанат жену отфутболил

История, которую рассказала мне соседка, приключилась с её подругой.

…Как-то вечером в Таниной квартире раздался звонок. Он длился, не прекращаясь, пока Татьяна, женщина, между прочим, крупногабаритная и оттого передвигающаяся с невероятным достоинством, перемещала себя по квартире, искала ключи, как всегда небрежно брошенные на одну из полок шкафчика в прихожей, и отпирала, собственно, дверь. Бранные слова, которыми она мечтала одарить звонящего, замерли на языке. На пороге, уткнувшись растрёпанной белокурой головой в дверной косяк, стояла подруга Вера. Левая рука была продета в рукав осеннего кашемирового пальто, которое в основном волочилось по полу. В левой же руке женщина держала пару туфель, у одного из них был сломан каблук. Красивое темно-красное бархатное платье было как-то нелепо перекручено на теле.
- Что? Что произошло? – схватилась за сердце Татьяна.
- Ик… - вырвалось у подруги, и резкий запах алкоголя потёк по площадке.
- Да, мать, - сказала Таня и аккуратно сняла подружкин палец с кнопки звонка. - К такому нас жизнь не готовила.
Взрывающий барабанную перепонку и мозг звон прекратился. Татьяна услышала сдавленные рыдания.
Таня втащила не сопротивляющуюся приятельницу в квартиру, сняла с неё пальто, отряхнула, повесила на вешалку.
- Туфли! – сурово приказала она, зная, что на подвыпившую Верочку только такой тон и действовал.
Вера безропотно отдала обувку, которую Таня небрежно бросила на пол.
- Они три тысячи стоят… - пробормотала Вера.
- Раньше надо было думать, - отрезала Таня.
Вера опять икнула и замолчала.
- Проходи, - распорядилась Таня и подруга неверными шагами, порой направляемая могучей татьяниной дланью, прошла в зал и рухнула на диван, закрыв лицо ладонями и уткнувшись в колени.
- Ну? – кратко спросила Татьяна.
Женщины дружили уже лет 20. Учились в вузе в одной группе. Таня была старостой, Вера непутёвой прогульщицей. После учёбы работали в одной организации. Таня быстро стала начальником отдела, а Вера закрутила роман с директором по поставкам и сбыту, вскоре вышла замуж и осела дома, сначала в декрете, а потом по привычке. Таня тоже обзавелась мужем и ребёнком, и всё у них обеих было вполне неплохо. Мужья работали, обеспечивали семьи, налево не гуляли, алкоголем не увлекались. Хотя, Танин муж был страстным охотником, а Верин футбольным фанатом. Причём, Таня со своим на охоту ездила, ей нравилось. А вот Верочка футбол терпеть не могла, но эта вселенская трагедия не из-за очередного ведь проигрыша нашей команды? Так что случилось?
- Рассказывай, давай, - велела Таня подруге.
- Ухожу-у-у… ухожу от этой скотины-ы-ы… - прорыдала Вера, тряся кудрявой головой.
- Давай-ка с этого места подробнее.
- Нечего говорить! Дрянь! Подлец! Мерзавец! Лучшие годы на него потратила, а он!... – истерично выкрикнула женщина и вдруг совершенно спокойно спросила. – Есть выпить?
- Угу. И закусить, и прикурить. Стряслось-то что?
Вера слова зарыдала. Тут могли помочь только крайние меры.
Татьяна встала и вышла в кухню. Налила в стакан воды похолоднее. Вернулась в зал. Подруга самозабвенно рыдала.
- Вера, Веруня… - вкрадчиво позвала коварная женщина.
Как только доверчивая Верочка подняла голову, Таня плеснула ей в лицо ледяной водой. Вера завизжала, вскочила, толкнула Татьяну, впрочем, безуспешно. Куда там Вериным пятидесяти килограммам против Таниных ста десяти.
- Ты что, спятила? – почти нормальным голосом спросила Вера.
- Хочешь чаю? – улыбнулась Таня. – С плюшками…
Пока Татьяна заваривала свежий чай и выставляла к нему вкусняшки всякие – шоколад, свежие булочки, джем, - Вера сходила в ванную. Вышла оттуда без косметики, с бледным зарёванным лицом, покрасневшими глазами. Платье она тоже сняла и завернулась в хозяйский халат. Таня молча придвинула ей чашку с горячим чаем. Вера вцепилась в неё обеими руками, как будто замёрзла насмерть, и стала рассказывать.
…Жизнь Веры после замужества текла мирно и спокойно. Она, вечно опаздывавшая на лекции и на работу, не ленилась вскакивать пораньше, чтобы вовремя приготовить мужу Серёже и сыну Антошке горячий завтрак. В доме царили чистота и уют. Сама Верочка выглядела прекрасно, и взгляд мужа оставался влюблённым, несмотря на прожитые годы. Но, как это бывает почти со всеми, именно время стало вносить изменения. Постепенно, почти незаметно. И вот, муж стал чаще оседать на диване с планшетом в руках. Отрастил пузцо, перестал заглядывать жене в глаза. Разговоры начали сводиться исключительно к обсуждению бытовых проблем. Из дома в выходной его не вытащить. И вообще - где? Где романтические порывы и искреннее проявление чувств? Чувства где? Остывают что ли? Надо подогреть! И Верочка, вообще склонная к моментальному принятию решений, начала действовать. Под руку, как раз попался достойный повод проявить приятные душевные порывы. На календаре сияла значимая для пары дата – 15 лет, как он сделал предложение. Этот день супруги отмечали каждый год. Всегда вдвоём. Сынишку сплавляли бабушке и куда-нибудь уезжали. Например, в незнакомый город. Снимали номер в гостинице. Гуляли по улицам, ужинали в какой-нибудь кафешке, целовались, а потом поднимались в номер… Ну, почти, как юности. Только тогда они бродили по улицам родного города, а после ехали к нему или к ней. Теперь могли позволить себе больше.
А до этого знаменательного дня оба напускали на себя таинственный вид, чаще покупали и дарили друг другу милые пустячки, целовались, занимались любовью, в общем, проявляли чувства.
Но не в этом году! Масла в огонь подлил и очередной чемпионат по футболу. Сергей приходил домой, бросался в гостиную, включал телевизор и до поздней ночи оттуда разносилось: «Давай, мазила!», «Шевели грабками!», «Судью на мыло!» и так далее.
«Разлюбил…» - с ужасом поняла Вера, отслеживавшая ситуацию, как диспетчер аэропорта – погоду, то есть, каждые пять минут. И стала готовиться к реанимации чувств. Видя, что супруг не реагирует на приближение даты, она с тщательностью хирурга просчитала все этапы операции. Купила вино, приготовила ужин, сына отвезла к маме, сама рванула в салон, навела красоту. Распотрошила заначку, купила платье, туфли и бельё. И уселась вся такая красивая на диване. Сама себе нравилась в бархатном платье винного цвета, туфлях на высоком каблуке, с водопадом белокурых кудряшек, которые рассыпались по плечам, стоило слегка качнуть головой. Ангел да и только.
Сергей не появился ни в шесть вечера, ни в семь, ни в восемь. В половине девятого в замке повернулся ключ. Вера встала. Муж с грохотом что-то уронил в прихожей и пронёсся мимо, к телевизору. Врубил его, плюхнулся на диван со словами: «Привет, милая. Классно выглядишь», и заорал: «Давай-давай, гони к воротам!»
- Ты где был? – гаркнула, чтобы пробиться сквозь рёв стадиона, ангел Верочка.
- Да это… - невнятно забормотал любимый, не отрываясь от телеэкрана, где один футболист старался свернуть другому шею, а третий в это время выпинывал мяч у них из под ног. – Совещание затянулось, Верунь, потом переговоры были с одним деятелем с Камчатки, а ещё я в пробке застрял. Чуть матч не пропустил! Эх, мазилы! – горестно заорал муж и выпал из реальности, вновь уставившись в экран.
Вера сначала замерла, широко открыв глаза, а потом развернулась на каблуках и выскочила в кухню. Оттуда – в ванную. В спальню. В голову у неё помутилось. Стены дома, казалось, сомкнулись и сдавливали, лишая кислорода. Она распахнула окно. От прохладного ночного воздуха стало чуть легче.
- Милая, не принесёшь пивка? Да и поесть бы не мешало, - раздался просительный голос мужа.
- Ах, ты, скотина…- прошипела Вера. - Я тебе сейчас все принесу, на одном подносе…
Она взяла себя в руки, прошла на кухню, собрала ужин достала из холодильника стеклянную бутылку пива, открыла её и пропихнула в горлышко две таблетки снотворного. Не спеша отнесла ужин, потом пиво.
Пока муж ел и болел за нашу, вечно проигрывавшую команду, женщина методично надиралась дорогим вином из купленной ею бутылки. Когда муж уснул, горящая жаждой мести Вера, стянула его на пол, сняла рубашку, зелёнкой нарисовала на животе фигу и написала: «С юбилеем, дорогой!» Пнула милого от души в бок и уехала к Татьяне.
…Нарыдавшаяся и слегка протрезвевшая Вера уже спала крепким сном, когда осторожно тенькнул звонок. Татьяна, ещё не ложившаяся, пошла открывать. На пороге стоял Сергей с безумными и мутными глазами не проснувшегося от тяжёлого сна человека. Под курткой у него не было рубашки, а на пузе действительно сиял здоровенный зелёный кукиш и расплывшиеся буквы.
- Хорош, - сказала Таня.
- Моя у тебя?
- Спит. Мог бы просто позвонить.
Сергей на мгновение сгрёб её в объятия, стиснул, потом поцеловал неловко в щеку, сказал:
- Чтоб мы без тебя делали… Скажи моей дуре, чтобы вставала немедленно, а то на самолёт опоздаем. Я хотел посмотреть матч, отдохуть, а уж потом сказать ей, что купил два билета в Питер. На завтра. Не ожидал, что она с порога начнёт праздновать…
Но Вера в Питер не полетела. Скандал произошёл грандиозный. «Ты даже не заметил, что я в новом платье!» – кричала Вера. «Ты всегда в платье…» - оправдывался Сергей. «Ты забыл про нашу дату! Ты опошлил её своим футболом!» - бесновалась женщина. «Да билетов все равно не было на наше число, в прошлый раз, когда в Москву летали, также было…» - увещевал жену Сергей. «В прошлый раз ты пришёл с розой и конвертом с билетами, а в этот я на каблуках и в вечернем платье подавала тебе пиво!» - окончательно обозлилась Вера.
Она ещё неделю дулась на мужа, окопалась сначала у Тани, а потом у мамы. А когда супруги помирились, то странным образом махнули в Сочи, где шёл очередной чемпионат. Наши продули, конечно, как всегда. Зато парочка вернулась обратно счастливая, воркуя, как влюблённые голубки. С тех пор Вера стала спокойнее реагировать на футбольное увлечение мужа, а он до сих пор, вернувшись, с порога внимательно оглядывает жену – мало ли что…
Арина
Автор Арина
04.07.2018 12:21:22
0
3
0
106
Комментировать публикацию
Мы в соцсетях
0

!!! Сохраняйте, то немногое, что ещё осталось от старины ...

1

Дом, на Большой Пушкарской стороне. Сохраняйте, то немногое, что ещё осталось...

4

Арочные ворота Царских времён, из красного кирпича. Цените то, что веет...

0

Пиццерия "Айсберг" город Старый Оскол

0

Кафе "Башня" город Старый Оскол